Притча «Доверие»

Эта простая, доходчивая, полная любви притча тронет струны вашей души.

Внешне дом был все тот же. Высокий, красивый, респектабельный. Но все-таки что-то неуловимо изменилось. То ли глухо занавешенные окна, то ли запертая на большой замок парадная дверь, создавали какое-то странное ощущение. Отчуждения и одиночества.

Внутри изменения были более заметны. На верхнем этаже поселился Контроль. У Контроля все было четко: никаких незапланированных мероприятий или тем более форсмажорных обстоятельств, отсутствие изменений в расписании дня, жестко закрепленные роли и обязанности, санкции в случае нарушений. Немного напоминало тиранию, но как в случае с любой тиранией всегда можно найти ей оправдание, что и делал Контроль.

Особо строго он обходился с желаниями. Желания допускались только после согласования с Контролем, и в строго отведенном для этого месте и только в назначенное время, несогласованные желания получали ярлык «неуместные», и отправлялись в чулан. Надо сказать, что чулан был переполнен, и время от времени оттуда вываливалось то одно, то другое желание. Вышедшие из-под контроля, т.е. выпавшие из чулана, желания устраивали бесчинства, после которых Контролю было мучительно стыдно и неловко перед остальными жильцами. Разрешенных к применению желаний было мало, а вот обязанностей много.

Контроль много работал и мало отдыхал, поэтому часто болел. У Контроля было так много требований, что выполнить все не представлялось возможным. Он сильно переживал из-за этого, иногда даже задумывался над тем, чтобы пересмотреть список требований, но всегда приходил к выходу, что «по-другому никак не получится». Что именно не получится, Контроль не уточнял. С Контролем было очень безопасно, всегда можно было предсказать, что он сделает в следующую минуту, но невыносимо скучно.

Контроль поселился здесь после того, как исчезло Доверие. Старые жильцы еще помнили те времена, когда в доме было Доверие. С ним было хорошо. Желания рассматривались только на предмет «свои» или « чужие». «Свои» с радостью выполнялись, «чужие» возвращались владельцам. Доверие было заботливым, всегда подсказывало: «Это тебе не подходит. Не соглашайся с этим» или наоборот поддерживало: «Это здорово. Попробуй». Было знакомо со всеми остальными жителями дома, и ко всем относилось с уважением, даже к самым неприятным жильцам.

Доверие знало, что без веской причины не появится Страх или не выползет из своего укрытия Стыд. Оно не убегало от них, не возмущалось при их появлении, не прятало их подальше, а замечало их, разговаривало, интересовалось, как может помочь. Получив свою порцию внимания, Страх или Стыд расходились по своим убежищам без всякого скандала и ущерба для остальных жильцов.

Доверие предпочитало больше слушать себя, чем мнения окружающих о себе. Не позволяло обращаться с собой небрежно. Было чувствительно к тому, КАК говорят, и меньше обращало внимание на то, ЧТО говорят.

Теперь на месте Доверия живет Страх. Большой, липкий, вездесущий. Он не дает жильцам выходить наружу и никого не пускает внутрь. Рассказывает на ночь страшные истории, пугает их ужасными видениями, пророчит им несчастную жизнь. Заставляет делать то, что они не хотят. Быть тем, кем они не желают быть. Жить с теми, кто их обижает. Не позволяет им иметь свои желания. Иногда Контролю удается победить Страх. Но порой кажется, что Контроль и сам боится Страха. Даже страшно подумать, что будет, если Контроль ослабеет или уйдет.

Некоторые жильцы поговаривают, что Доверие ушло вслед за Любовью, не смогло жить без нее. Но скорее всего, это сплетни. Что может связывать Любовь и Доверие?

А внешне дом все тот же.

Автор: Юлия Минакова

ПОДЕЛИТЬСЯ
☟Будьте с нами!☟