Мама, роди меня обратно!

Как похудеть? Вопрос, который волнует всех женщин без исключения. Наряду с другими вечными темами — о том, что нечего одеть и что все мужики — сволочи. Я хочу поговорить о том, что из себя представляет по-настоящему избыточный вес. Не 2-3 «лишних» килограмма, прилипших к бокам и заметных только их обладательнице, увлеченно страдающей от собственного несовершенства. А килограмм 20 — 30, окутывающих тело, как куколка окутывает бабочку.

То, что полнота — явление психосоматическое, известно давно и сомнений уже не вызывает. И лечение полноты тандемом диетолог — психотерапевт, уже вошло в традицию. Давайте посмотрим для «решения» каких проблем женщины используют лишний вес:

— чтобы скрыть свою сексуальную привлекательность. Спрятать тело, которое может привлечь мужчину, вызвать его вожделение. А мужское влечение воспринимается либо как прямая опасность, либо сильно возбуждает и ощущается как провокация к чему-то запретному, опасному, грязному;

— как способ установить личностные границы. Когда их то и дело нарушают, и «взрослый» способ пресечь такое поведение неизвестен, можно нарисовать их пошире, используя тело. И таким образом уберечь душу от хождения по ней в грязных сапогах;

— как способ создать себе естественную среду обитания, когда живешь в чуждой, враждебной обстановке (например, в чужой стране или вдали от родительского дома). И тело выполняет функцию «домика», который можно носить на себе, подобно улитке;

— чтобы увеличить свою значимость в глазах окружающих, стать для них более видной и слышной. Чаще всего это срабатывает в детском возрасте, когда истинное «я» ребенка игнорируется родителями. И в попытке сделать свое мнение более весомым используется реальный, физический вес;

— как способ защититься от морозящей пустоты внешней реальности, которая образуется в результате утраты кого-то очень значимого, близкого, необходимого. Или чего-то (например, работы, политической ситуации);

— возрастная полнота. Когда уходят молодость, силы, возможности — и теряется уверенность в себе и своих ресурсах в борьбе с миром. И для защиты от этого мира нужна «вторая кожа», в которую можно укутаться, как в тулуп. И так далее.

Во всех этих ситуациях прослеживается общая тема — защиты от реальности, от действительности, которая враждебна и ненадежна. Видимо, речь идет о ранней, младенческой травматизации, которая приводит к тому, что у ребенка не формируется чувство базовой безопасности. По мнению Мелани Кляйн, отношения младенца с окружающим миром строятся в форме отношений с материнской, кормящей грудью:

«Внешние обстоятельства играют важную роль в первоначальном отношении к груди. Если рождение было трудным и, особенно, если возникали такие осложнения как недостаток кислорода, то происходит нарушение адаптации к внешнему миру, и отношения с грудью начинаются очень неблагоприятно. В таких случаях нарушается способность ребенка переживать новые источники удовлетворения, и вследствие этого он не способен в достаточной мере интернализовать действительно хороший первичный объект. При дальнейшем развитии важно, доставляет ли матери удовольствие уход за ребенком или она тревожна и переживает психологические проблемы в связи с кормлением — все эти факторы влияют на способность ребенка принимать молоко с удовольствием и интернализовывать хорошую грудь».

И, задумываясь о чувствах младенца, который находится в подобном положении, можно легко себе представить, как он стремится вновь оказаться в утробе матери. В уютном, безопасном, комфортном мирке, воспоминания о котором еще очень свежи.

«…мы можем считать широко распространенную ностальгию по пренатальному состоянию проявлением потребности в идеализации. Если мы исследуем эту ностальгию с точки зрения идеализации, то поймем, что одним из ее источников является сильная персекуторная тревога, вызванная рождением.» М.Кляйн

Таким образом, можно предположить, что травматичные роды, усугубленные неудовлетворительным контактом с матерью в первые месяцы жизни, будут вызывать у младенца фантазии о возвращении во внутриутробное состояние. У взрослого, при возникновении ситуаций, актуализирующих параноидные младенческие тревоги, эти фантазии могут быть символизированы на уровне тела в форме избыточного веса, создающего иллюзию пребывания во чреве матери. Жировые отложения окутывают, укачивают тело, защищают, отделяют его от внешнего мира, подобно околоплодным водам. И возвращают утраченное при рождении чувство безопасности.

То есть, психотерапевт при работе с избыточным весом пациента должен прежде всего мотивировать его снова родиться. Войти в этот мир во всей его увлекательной терпкости, во всем его многообразии и сложности. Поверить ему и себе. И соприкоснуться с воздухом своей НАСТОЯЩЕЙ КОЖЕЙ.

По материалам: planetapsy.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ
☟Будьте с нами!☟