Социальная лень в коллективе или «Давайте вместе поделаем мою работу»

Эффект социальной лени (эффект Рингельмана) — психологический эффект, заключающийся в падении индивидуальной эффективности при совместной работе в группе. Суммарные достижения, построенные на индивидуальных усилиях участников, как правило превосходят те, в которых участники действуют сообща. Чем больше коллектив, тем сильнее проявляется социальная лень.

Если работы много и один человек не справляется, то поставив двух на этот участок мы удвоим производительность, а если трех — утроим? Давайте разберем такой пример: Одна лошадь может тянуть в хороших условиях и по ровной дороге телегу весом равную трем своим массам, где-то 1,5 тонны. Какую общую массу может потянуть упряжка из двух, трех, шести лошадей? Широко растиражированная популярными ресурсами в интернете теория командной работы утверждает, что в данном случае упряжка из двух лошадей потянет не три тонны груза, а шесть. Не даром же говорят, что одна голова хорошо, а две лучше; один в поле не воин, и т.д. Да, часто встречаются ситуации, которые одному кажутся непосильными, а совместно навалившись вроде как и дела спорятся. Сколько раз приходилось наблюдать в рабочих коллективах и в офисах примеры стихийной самоорганизации совместной работы? Может не зря говорят, что человек социальное животное и работать ему тоже сподручнее в коллективе, совместно решая одну задачу?

Возвращаясь к задаче про лошадей, к счастью, ученые этим вопросом озадачивались и по данным академика В. П. Горячкина, потери тяговой силы при парной упряжке равны 6%, при трехлошадной — 12%, четырехлошадной — 18% и т. д. Практически потери тяговой силы в многолошадных запряжках во многом зависят от того, насколько правильно подобраны одинаковые по росту, силе, скорости движения и темпераменту лошади. Получается, что идет прямая потеря производительности при увеличении количества лошадей. Исследователи эффективности гужевой тяги на рубеже 19 и 20 веков пришли к выводу, что эффективность многолошадных упряжек в основном достигается за счет экономии на кучерах, возчиках, и самая эффективная упряжка — парная, а для тяжелых почтовых карет и дальних перевозок — шестерка.

В современной теории менеджмента считается нормальным соотношением менеджеров и подчиненных будет один руководитель на 6 исполнителей, в зависимости от сложности и слаженности задач этот показатель может меняться на плюс минус два подчиненных. Таким образом достаточно эффективно будет иметь одного супервизора на 4-8 работников. Получается, что команда из семи-шести работает по эффективности пяти человек плюс один начальник с полным отрывом производства. Пятеро работают за семерых, хотя поговорка гласит — «один с сошкой — семеро с ложкой», что больше похоже на правду. Взгляните еще раз на картину Репина «Бурлаки на Волге» — сколько из них тянут свою лямку с полной отдачей, а сколько стоят на ногах только потому, что им мешает упасть их ярмо. Из одиннадцати бурлаков работают трое-пятеро, остальные еле на ногах стоят.

Это только считается, что команда тянется за лучшим, так может и есть во время каких-то особых эмоциональных порывов, но в серых будничных реальностях все проще — команда выстраивается по самому слабому игроку, так как никто не хочет перерабатывать. Как при расчете сложных систем — производительность всей системы зависит от самого слабого элемента. Если в компьютере слабый процессор, то какая разница, что остальные детали работают быстро — весь компьютер будет «тормозить». Так и с людьми, все с огромным удовольствием встанут и будут ждать пока самый медлительный доделает свою работу.

В России сплошь и рядом можно наблюдать ситуацию, особенно в рабочих коллективах, когда семеро одного ждут; то материалы не подвезли, то электрик что-то не успел, то начальник не подписал, при этом начинают ждать не только те, кто вынужден простаивать, а все бригадой «за компанию», чтобы другим не обидно было работать, пока одни отдыхают. При этом никто не задумается о том, как не терять попусту время и делать сейчас то, что сейчас возможно, или помочь тому, кто всех задерживает. В Израиле наоборот чаще можно наблюдать ситуацию когда все ходят толпой и делают вместе сначала работу одного, потом другого. Меня это поначалу очень удивляло, но думаю причина все та же — никто не хочет перерабатывать. Кибуцное прошлое наложило свой отпечаток — лентяев не любят, но и переработать боятся, поэтому все стараются делать вместе, хотя производительность труда от этого не сильно выигрывает.

Психолог Фред Эмери, один из пионеров модной ныне науки Организационное развитие, предложил в 1980 году теорию социотехнических систем, которая предполагает, что наилучшие результаты получаются, если группировать задания так, чтобы работники изначально были связаны друг с другом общей задачей, но были независимы в отдельных заданиях. Данная теория позволяет объединить потребность человека в социализации и обеспечить при этом эффективность индивидуальной работы. Но, как и все теории они хорошо только на бумаге. В практическом жизни очень сложно обеспечить такие условия, когда задание общее, все мотивированные на его выполнение. При этом у каждого своя задача, с которой он хорошо справляется, а успех еe выполнения не зависит от производительности и качества работы других работников.

Как не пытались организационные психологи развить эту идею социотехнических систем до уровня самоуправляемых команд, но и по ныне успех работы команды во многом зависит от менеджера, который сможет подобрать правильно работников, разделить общее задание на индивидуальные задачи и хорошо контролировать работу, под управлением которого, через несколько лет может получится хорошо слаженная команда.

Можно считать ошибкой, когда к сильному и эффективному работнику прикрепляют парочку «оболтусов» в надежде, что они подтянутся до его уровня. На самом деле все произойдет с точностью до наоборот. Он то потому хороший работник, так как не распыляется на попытки поучить других, поруководить кем-то или вместо работы выйти к начальству с рацпредложением как сделать мир лучше.

В данном случае ваш хороший работник или начнет раздражаться и чувствовать себя некомфортно от того, что ему теперь нужно еще подгонять молодых работников, или перестанет их замечать и будет работать, как и раньше. Возвращаясь обратно к примеру с упряжкой лошадей: коренных принято было запрягать последними, ближе к упряжке, а первыми ставить молодых и сноровистых лошадей, при этом кучер уделяет почти все свое внимание этим молодым, корректируя направление их движения и производительность своим длинным хлыстом.

Джени Тонер в своей книге «Как управлять рабами», которую он составил из разных древних римских текстов, посвятил почти целую главу тому, как правильно выбирать и взращивать управляющих. Еще во времена Римской империи наука организации труда пришла к тому, что сотрудников нужно не только наказывать, но и поощрять, нужно давать время для отдыха, и много то, что мы активно используем сегодня. И самое главное — это личность управляющего. Он должен быть не молодым и не очень старым, в идеале он должен был вырасти в организации, поработать на разных участках, посмотреть разные задачи. За это время показать свою лояльность организации, умение ладить с людьми и свою ориентацию на выполнение заданий, а не на воспевание хвалебных речей своему руководству. Мир меняется, меняются технологии, только люди практически не меняются и как и в древнем Риме: хочешь нормальную работу — уважай людей, плати им нормально, не забывай хвалить и поставь смотрящего над ними, который будет занят делом, а не восхвалением твоих заслуг.

По материалам: psyfactor.org

ПОДЕЛИТЬСЯ
☟Будьте с нами!☟