Дети выживут, если родители не помешают

Сейчас модно защищать детей от нападок родителей, мол, почему ничего не хотят, кроме как сидеть в своих гаджетах? Но я бы не защищал детей. Как раз у них все хорошо. Я хочу защитить встревоженных родителей – от их же собственных тревог и страхов.

Мудрость неучебы

Я их понимаю. Дети не делают то, что нужно. Это грозит им если не вымиранием, то вечными муками. Помню, мой дед Николай Тимофеевич сокрушался, что я, не умея хорошо делать сельские работы, но вечно сидя над книгами, не выживу в этом мире. «Бедный ты будешь, ох, бедный», – говорил он и жалел меня. Очень жалел.

В чем-то Николай Тимофеевич был прав – в его мире я бы, наверное, мучился. Но мир изменился. Так же и современные родители не на шутку пугаются, когда видят, что их дети не развиваются как надо. Но дети поступают мудро.

Я бы тоже пугался, если бы забывал, что мир меняется. А значит, меняются умения и навыки, чтобы в нем выживать. Когда-то я умел прибавлять и вычитать на счетах, но теперь убейте меня – не вспомню. И не надо: сейчас их можно увидеть разве что в музеях. А ведь так за пару десятков лет ненужными стали множество очень важных для жизни знаний и умений: от основных тезисов XXII съезда КПСС до проявления фотопленки. Я уже не говорю о том, что быстро, очень быстро меняются профессии.

Уже не нужны часовщики, машинистки, чертежники – на наших глазах исчезли десятки, если не сотни специальностей. Но появились новые – которые никто и представить не мог. На знании того, где и какую разместить картинку, можно заработать куда больше и в куда прикольнее условиях, чем на умении пользоваться логарифмической линейкой. Так что зачем спешить осваивать то, что может никогда не пригодиться? Не имеет смысла инвестировать в инструменты, необходимые сейчас – завтра они будут бесполезны.

Способы отцов и дедушек

Но и это все неважно в сравнении с психологической стратегией выживания.
У разных поколений они свои. Наши дедушки и бабушки выживали за счет долга: религиозным соответствиям, роду и семье, партии, государству. И они служили, тяжко, самоотверженно – могу судить хотя бы по своему деду. Чтобы выжить, нужно было постоянно иметь дело с виной. Если не так поступишь – будешь виноват: осудит если не священник, родственник или парторг, то уж точно свои представления о долге. С точки зрения патопсихологии это было маниакально-депрессивное приспособление.

Когда Советский Союз разваливался, мало кто думал о долге – скорее о том, где достать модный и дефицитный товар: хрустальные сервизы, югославскую мебель, японские видеомагнитофоны, американские джинсы и т.д. Наступила пора, когда нужно было соответствовать. Поэтому мы и наши родители выживали за счет успеха: достигать, быть лучшим, выделяться. И мы достигали – каждый по-своему. Кто спешил купить малиновый пиджак и мобилу, кто – старался строить карьеру, кто – отдавал детей в лучшие школы и секции. Чтобы выжить, нужно было постоянно иметь дело со стыдом. Если не будешь соответствовать – будешь пристыжен, как минимум, самим собой. С точки зрения патопсихологии, это нарциссическое приспособление.

Прекрасный способ

Теперь не нужно ни служить, ни достигать. Наше общество достигло невиданной свободы возможностей – выбирай любые. Но появилась новая проблема: этих возможностей слишком много. Более того, они окружают со всех сторон и просто давят как могут.

Во-первых, это информация, которую уже невозможно переварить, и нужны хорошие навыки из всего потока отбирать то, что не помешает, а пригодится. Мир постоянно открывается в поразительном разнообразии – что вчера было загадкой, ныне становится обыденностью. Сотни телеканалов, тысячи СМИ, и везде что-то происходит. А все эти скоротечные моды, тренды, хайпы – пойди за всем уследи.

Во-вторых, в нынешнем мире постмодерна это еще и непостоянство смыслов – непонятно, что хорошо и плохо, нормально и извращенно, потому как в привычной системе оценок определить уже четко что-либо стало невозможно. Еще недавно были одни нормы, теперь они другие, завтра и те изменятся. Все стало относительным. Если раньше все было четко понятно и структурированно, то сейчас мир стал текучим. Это жидкий мир. Неискушенному уму в нем нет привычных опор, а потому приходится переживать сплошную растерянность. А отсюда – постоянную тревогу.

Прибавьте к этому еще и требования родителей или прочего общества что-то достигать и чему-то соответствовать – со спецшколами, курсами, секциями, олимпиадами, репетиторами – как тут выживать? Поэтому современное поколение выживает с помощью ухода во внутренний мир. Или в такой, который ему наболее комфортно: в соцсети, игры, сериалы. Потому что если не отключиться от постоянного мощного информационного давления, то можно сойти с ума. С точки зрения патопсихологии, это шизоидное приспособление. Думаете, почему героем нашего времени стал Шелдон Купер? Не знаете, кто это – загуглите. Как, вы не знаете, что значит «загуглить»???

Внутренняя работа

Замыкание в себе, аутичность появляются не на пустом месте. Ведь малейший контакт с таким быстро меняющимся миром приводит к ужасному утомлению. Нужно усвоить полученную информацию, отделить полезное от бесполезного, придать ему какой-то смысл. Надо переварить впечатления, извлечь уроки и сделать их частью своей личности. На это все уходит колоссальная энергия, все это требует космических ресурсов. Потому и приходится потреблять внешний мир в микродозах и долго их пережевывать. То, что снаружи может показаться ленью и нежеланием чем-либо заниматься, на самом деле является огромной внутренней работой.

Тем более, что у шизоидов – прекрасный внутренний мир. Если кому повезет туда заглянуть, то поразится его утонченной логике и вычурной красотой. Восхищаться его деталями можно вечно, и тем самым не беспокоиться угрозами мира внешнего. Это на поверхности моря штормовые волны не дают расслабиться, а в глубине безмятежно тусят миллионы видов удивительных подводных существ.

Вполне возможно, что именно способность создавать свой мир и в него периодически нырять и позволит людям выжить в эпоху постмодерна и перейти на следующий этап истории. Ведь технологии изменятся, и к ним будет намного проще приспособиться – было бы кому. Изменения ускоряются в такой прогрессии, что мы просто не успеем к ним приспособиться. Завтрашний мир будет настолько отличаться от сегодняшнего, что с нынешними особенностями человеческой психики там можно свихнуться. Представьте средневекового крестьянина на проходящей сейчас CES 2018 – такими будем и мы лет через 40.

И кто нам поможет выжить в этом мире – это они, талантливые бездельники. «Ленивые», но способные.

Как быть с «бездельниками» сейчас?

Во-первых, не насилуйте их своим вниманием. Дайте им больше безопасности – в первую очередь от вас же. Шизоиды подобны улитке, которую надо оставить в покое, и только тогда она высунет наружу «рожки». И уж когда высунет, с ней нужно быть очень бережной. Только в таком случае у вас может появиться шанс установить доверительный контакт.

Во-вторых, верьте в это поколение. Оно уже сейчас знает и умеет реально полезного намного больше нас.

Это не отрицает того, что при всей любви к детям, все же стоит их ставить перед ответственностью за свою дальнейшую жизнь. И ваша опека может закончиться – нужно будет жить самому и самому разгребаться с требованиями этого сурового внешнего мира. Но, думаю, это будет возможным только при соблюдении двух предыдущих пунктов

Автор: gestaltclub.com

ПОДЕЛИТЬСЯ