Как помочь ребенку раскрыть свой потенциал

94

Как помочь ребенку раскрыть потенциал? Некоторые родители задаются этим вопросом, когда дети еще совсем маленькие. Другие озадачиваются им, глядя на своих подростков. Способности есть в каждом, но они не всегда очевидны.

Новый учебный год, можно выбирать кружки по интересам… Но порой непросто понять, насколько правильно сделан выбор. А если ребенка и вовсе ничего не занимает? Чем трудней найти ответы, тем больше давит на нас ответственность. «Я завидую сестре! – признается 32-летняя Мария. – Для нее все ясно. Ее дочка тянулась к фортепиано, едва научилась ходить. Сейчас ей 12, и она делает успехи как пианистка. А моему сыну почти 10, и я не вижу в нем способностей. Как не упустить то, что надо было бы развивать?!»

Пробудить интерес к миру

Первое, что мы можем сделать, – чутко присматриваться к ребенку, чтобы понять, что ему нравится. И пойти навстречу. «Главное – не погасить его исследовательский интерес», – говорит детский психолог Татьяна Бедник. Иногда нам, родителям, хочется побыть в тишине и покое – и мы запрещаем детям бегать, трогать какие-то вещи или играть с ними. Нам жаль сломанных игрушек – и мы ругаем ребенка за неаккуратность. Между тем он ломает их из любознательности: чтобы понять, как они устроены.

Не позволяя ему активно двигаться, мы тем самым блокируем творческую энергию. Вещи, которыми мы дорожим, лучше сразу убрать подальше, а не отнимать у ребенка. И это вовсе не мелочи. Развитие его способностей будет напрямую зависеть от того, насколько свободно и азартно он осваивает мир.

Мы можем помочь ему, стимулируя его фантазию, отвечать на все бесконечные «почему?», что-то делать вместе с ним. «Особенно важно, чтобы эти дела сопровождались общими яркими эмоциями, ожиданием чуда, – подчеркивает детский психолог. – Тогда у ребенка и пробуждается интерес к миру, который затем позволит проявиться его способностям».

Для ребенка связь с мамой и папой – это тот «клей», который соединяет и способности, данные ему природой, и его умения.

У многих родителей есть иллюзия, что гораздо лучше с этой задачей справятся специалисты. Но для детей, особенно до подросткового возраста, самое ценное время – то, которое они проводят с родителями, отмечает психотерапевт Галина Ицкович: «Для ребенка связь с мамой и папой – это тот «клей», который соединяет и способности, данные ему природой, и его умения. Их эмпатия, похвала стимулируют его мотивацию, помогают удерживать интерес к тому или иному делу».

Иногда для него значимей даже не само занятие, а связанный с ним ритуал: как они вместе с мамой или папой едут домой, а по пути останавливаются и едят мороженое или играют на детской площадке. «Уже ради одного этого он будет продолжать заниматься и получит ценный опыт, даже если не станет потом выдающимся музыкантом или спортсменом».

Открыть все двери

Но что, если у ребенка ни в чем не видно успехов, да и увлечений не наблюдается? Значит, у него нет способностей? Этот вопрос обычно тревожит уже родителей школьников. Скорее всего, способности не раскрыты или не развиты, считают наши эксперты.

«Огонек в глазах ребенка гаснет чаще всего с началом обучения в школе, – говорит Татьяна Бедник. – Потому что родители ждут от него хороших оценок, не заботясь, интересно ли ему. А разговаривают ли они с ним? Не формально, про сделанные уроки, а про то, чем он был занят в школе или в свободное время. Внимательно присмотревшись, мы всегда можем разглядеть в нем хоть искорку интереса».

Многие родители и учителя порой слишком узко трактуют понятие способностей, считает Галина Ицкович. «До сих пор для их выявления используется разработанный в начале прошлого века тест Стэнфорд–Бине, аналог современного IQ-теста, – рассказывает она. – Он выявляет прежде всего способность к логике и абстрактному мышлению.

Но в 1980-х годах профессор Гарвардского университета Говард Гарднер предложил гораздо более убедительную теорию множественного интеллекта. Всего он выделяет 8 видов интеллекта, и логико-математический лишь один из них. Наша задача – открыть ребенку разные двери: вот музыка, вот математика, вот спорт, вот естественные науки… А дальше он уже сам решит, в какую из дверей войти».

Учить преодолевать трудности

Поддерживая поиски, важно не забывать определять рамки этого эксперимента. «Мы старались откликаться на все запросы сына, – рассказывает 38-летняя Елизавета. – Захотел играть в шахматы – наняли частного педагога. Потом была гитара, затем испанский. Ни одно увлечение не продлилось дольше месяца. Мне каждый раз было так неловко отказывать преподавателю! Теперь cын просит оплатить ему школу брейк-данса». В таком случае получается, что обязательства берут на себя только родители.

«В этом нет смысла, – комментирует Галина Ицкович. – Мы должны знать, чего друг от друга ожидать. Для этого договариваемся на определенный срок: мы создаем тебе условия для занятий, а ты занимаешься, скажем, полгода». По крайней мере, ребенок будет учиться отвечать за свои решения и доводить дело до конца.

Способности сами по себе мало что значат, если человек не умеет к чему-то стремиться, преодолевать трудности, добиваясь цели.

Иногда трудности с самоопределением возникают у детей, которых в школе считают способными. У них отличная память, они быстро и легко усваивают материал, зачастую много читают и могут удивлять эрудицией. Все вроде бы хорошо – но нет магистрального интереса. Такое впечатление, что они способны ко всему – и ни к чему конкретно. И есть опасность, что в будущем эти таланты уйдут в песок.

«В своей практике я видела немало таких детей, – подтверждает Татьяна Бедник. – Проблема в том, что у них не сформирован волевой компонент. Из-за того, что им все так легко дается, они не учатся прилагать усилия. А ведь способности сами по себе мало что значат, если человек не умеет к чему-то стремиться, преодолевать трудности, добиваясь цели. Здесь родителям стоило бы ставить перед ребенком задачи посложнее: искать более сильную школу, нагружать дополнительными занятиями».

Отступить и подождать

Иногда родители исходят из того, что способности не даются изначально, а формируются, и поэтому выбирают для ребенка направление по собственному вкусу, будь то спорт, музыка, рисование, хореография, языки. Хорошо это или плохо?

«Критерий тут один: нравится ли это ребенку, – считает Татьяна Бедник. – Если он не получает удовольствия от этих занятий, то все бесполезно». И наоборот, если ребенок увлечен, занятия будут ему на пользу, даже если вопреки надеждам родителей особых способностей у него не обнаружится, – все равно полученные знания и умения так или иначе пойдут в его актив.

Но бывает, что у ребенка есть и способности, и интерес к какому-то делу, вот только не хватает усидчивости. Надо ли в таком случае заставлять его заниматься? «В традиционных обществах, прежде всего на Востоке, существует представление о том, что из детей надо «выколачивать» таланты, – рассказывает Галина Ицкович. – В какой-то степени оно свойственно и российскому стилю воспитания. Но такой подход все больше противоречит современным представлениям о том, что необходимо уважать волю ребенка».

Как же быть, столкнувшись с сопротивлением? «Лучше отступить и подождать, – размышляет эксперт. – Если ребенок действительно способный, то, возможно, у него пробудится серьезная мотивация и он сам поинтересуется, почему его перестали заставлять».

Дать право на ошибку

«У Ларисы любимый предмет – литература, и сочинения она прекрасно пишет. Но ни филологом, ни журналистом быть не хочет, – переживает Лилия, мама одиннадцатиклассницы. – Куда поступать? Я в полной растерянности». Даже если мы сумели поддержать способности ребенка, не всегда очевидно, какую профессию ему выбрать.

«Многим детям старшего школьного возраста еще трудно понять и сформулировать свои желания», – соглашается Татьяна Бедник. А как же профориентация? По мнению детского психолога, она имеет смысл, только если это личностное консультирование, позволяющее учитывать все индивидуальные черты ребенка. И задача психолога – не просто составить рекомендации, используя методики, но помочь ребенку лучше понять его сильные и слабые стороны.

Некоторые способности, особенно к музыке, рисованию, могут проявиться рано, в 2–4 года, и родители усиленно их развивают. Но было бы ошибкой считать, что путь ребенка теперь предопределен. Со временем у него могут открыться и другие дарования, будьте готовы к тому, что он изменит траекторию. Даже если мы вложили много сил в наши мечты, ребенок не обязан их воплощать.

Но как быть, если ребенок, на наш взгляд, принимает неверное решение? «Мы можем только поделиться с ним опытом, – уверена Галина Ицкович. – А дальше принять его выбор. Нам может быть страшно. Но вспомним, как мы боялись за него, когда он учился ходить, – и все же отпускали его руку. Иногда лучшее, что мы можем сделать, это бездействовать».

Автор: psychologies.ru