Интроверт вы или экстраверт? Ни то, ни другое!

Чувствительный фальшивый экстраверт, — так себя определяет Джейд Леньер. Она исполнительница и публичный оратор, поэтому ее можно принять за экстраверта, но, как признается сама Леньер, «моя экстравертная внешность не соответствует интровертному нутру. Потому что я люблю быть среди людей, но это меня слишком утомляет, и потом мне нужно спрятаться в свой уголок».

Неужели Леньер действительно интроверт, выбравший неправильную карьеру? Не совсем так, по словам поведенческого ученого Гарвардской школы бизнеса и автора книги «Сбитые с толку» («Sidetracked») Франчески Джино. На самом деле Леньер не отшельник. «Черты характера, такие как интроверсия и экстраверсия, существуют параллельно континууму, — объясняет Джино. — На самом деле, многие люди находятся где-то посередине, когда речь идет об этих чертах характера».

Эта область между двумя типами широко известна как «амбиверсия», но тот факт, что многие из нас не относятся полностью к интровертам или экстравертам, поднимает два важных вопроса: почему мы вообще придерживаемся этой черно-белой классификации? И есть ли в этом недостатки?

Ловушка «или/или»

По словам Джино, из-за дихотомии экстраверт/интроверт «мы попадаем в ловушку стереотипов, которые влияют на то, как мы взаимодействуем с окружающими. Когда вы себя идентифицируете с одним типом личности, вы можете игнорировать поведение, свойственное вам, или нужды, которые у вас есть».

Еще большую проблему составляет то, что многие из нас не представляют в точности, что на самом деле означает быть экстравертом. Экстраверты — не обязательно шумные, общительные люди, душа компании. «Эта черта личности больше связана с тем, откуда мы получаем энергию, — поясняет Джино. — Интроверты из-за социального взаимодействия истощаются и нуждаются в одиночестве для перезарядки. Экстраверты тревожатся, когда остаются одни, и получают энергию от социального взаимодействия».

Поэтому, если вы считаете себя экстравертом на основании того, что вы хороший оратор, вы не обязательно ошибаетесь; но быть отличным оратором вовсе не означает быть экстравертом. Если после каждого разговора вы чувствуете себя опустошенными и вам нужно провести некоторое время в одиночестве, чтобы восстановиться, скорее всего, вы находитесь ближе к интравертной части спектра, чем предполагали. И действуя как экстраверт, которым вы себя посчитали, например, отправляясь выпить с полдюжиной друзей, вы закончите как очень измученный интроверт.

Неудивительно, что в наших кругах общения полно экстравертов. В исследовании, проведенном в Дартмутском колледже в 2015 году, было обнаружено не только то, что у экстравертов больше друзей, чем у интровертов, но также и то, что «чем больше схожи уровни экстраверсии двух людей, тем более вероятно, что они подружатся». Это приводит к «систематическим социальным искажениям», когда в кругу общения людей слишком много экстравертов и слишком мало интровертов относительно населения в целом.

На работе те, кто больше относится к интровертам, могут чувствовать себя в невыгодном положении, когда всё их окружение состоит из экстравертов, общающихся друг с другом. Но экстраверты, не слишком стремящиеся к общению с интровертными коллегами, находятся в невыгодном положении: они лишаются отличных компаньонов, которые обладают иными сильными сторонами и талантами, чем есть у них. Другими словами, хотя многие из нас находятся где-то посередине, эти два полюса только отталкивают нас дальше друг от друга — хотя мы могли бы быть более творческими и продуктивными, работая с представителями разных типов личности.

Так что же можно сделать с этим? Есть несколько способов использовать амбиверсию в черно-белом мире интровертов и экстравертов.

Управляйте своими слабостями, играйте на сильных сторонах

Для начала, говорит Джино, просто «знание вашего типа, когда дело касается личности, важно, потому что лучше понимая, где мы находимся в плане интроверсии и экстраверсии, мы можем лучше чувствовать свои предпочтения, управлять своими слабыми местами и играть на сильных сторонах». Если человек знает, что больше склонен к экстраверсии, он сможет осознать свою склонность к доминированию в разговорах и поработать над тем, чтобы чаще давать слово другим, особенно будучи руководителем.

Мариса Фридман, основатель стратегической фирмы Executive Cat Herder, сама научилась это делать. Как и Леньер, ее часто ошибочно принимают за явного экстраверта, несмотря на то, что она чувствует себя «счастливее дома с книгой, ни с кем не разговаривая». Когда-то, в возрасте чуть старше 20 лет, Фридман начала замечать, что ее более интровертные коллеги оказываются лишены повышений и карьерных возможностей, «потому что доминирующие голоса, которые постоянно слышались, были голосами экстравертов». Поэтому она решила действовать стратегически.

«Я начала делать заметки о том, благодаря чему мои коллеги и руководители получали повышения», — вспоминает Фридман. Вскоре у нее был целый список, заполненный символами экстраверсии. Она решила просто имитировать их — и это сработало. «Я начала корректировать свое поведение и, что удивительно, моя карьера полетела вверх».

Оглядываясь назад, Фридман понимает, что она делала то, что предлагает Джино: «Я считаю, что «экстравертное» поведение напрямую коррелирует с ростом продаж и доходов, — объясняет Фридман. — Я считаю, что мое «интровертное» поведение, такое как чтение, прослушивание мировой музыки и т.д. — это основа моего здравомыслия». Она — пример эффективной амбиверсии, потому что знает, когда нужно опереться на сильные стороны на одной части континуума (и когда — не нужно) и как заполнить пробелы на другой.

Искусство стратегической амбиверсии

В 2011 году Джино опубликовала исследования, которые она провела с Адамом Грантом из бизнес-школы Уортон и Дэйвом Хофманном из Университета Северной Каролины. В них говорится, что «интроверты могут быть лучшими лидерами, чем экстраверты», особенно когда их сотрудники охотно делятся информацией и идеями. Более того, лидеры-экстраверты могут не очень хорошо управлять другими экстравертами, потому что они не слишком хотят иметь дело с теми, кто проявляет инициативу, и помогать им быть услышанными. А интроверты «с большей вероятностью будут слушать, обрабатывать и реализовывать идеи энергичной команды», говорит Джино.

Лидеры могут использовать эту информацию, чтобы адаптировать свой стиль к типу группы, которую они возглавляют. «С активными сотрудниками лидеры должны быть восприимчивыми к идеям команды, с более пассивной командой — действовать более убедительно и четко определять направление», — говорит Джино. Другими словами, способность адаптироваться, подобно стратегической амбиверсии, которую практиковала Фридман, — это настоящий ключ к успеху.

Когда вы понимаете, что кто-то не выступает на собрании, потому что он склонен к интроверсии в подобных ситуациях, а не потому, что у него нет идей, вы можете помочь ему найти другие способы внести свой вклад. Возможно, потребуется поговорить с ним один на один перед собранием или дать ему время, чтобы усвоить информацию, прежде чем отправлять ему следующее электронное письмо.

Умение адаптировать свое поведение на рабочем месте в первую очередь требует знания того, в какой части интровертно-экстравертного спектра мы находимся, и осознания, что это спектр, а не набор из всего двух вариантов.

Автор: fastcompany.com
Перевод: ideanomics.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ