Как прийти к осознанности и избавиться от желаний

Несколько месяцев назад у меня созрел план двух небольших статей. Первую хотел назвать «Принцип искренности», вторую — «Принцип тщетности». Их основные идеи простые, испытанные на себе и клиентах. Но я, как часто бывает, не удержался и начал мудрить.

Основная мысль статьи об искренности: даже сомнения в святом — чисты, потому что честны.

Основная мысль статьи о тщетности: страх уходит, когда осознаешь неизбежность потери.

Надежды

Самый распространенный способ радоваться жизни — это обсасывание сладких надежд. Надежды лелеют, упоенно выстраивают, хватаются за них, как за единственное спасение. И страдают в основном, когда этим хрупким химерам что-то грозит.

Убей надежду, и что останется? Без нее срываются в безнадегу. Словно есть только два варианта — либо успех, на который надеются, либо полный абзац. Поэтому и радуются не настоящему, а надеждам на лучшее, и страдают не столько в реальных ситуациях, сколько от мрачных прогнозов. Даже грусть по прошлому — это такое предвидение лишенной чего-то важного жизни.

Присмотритесь внимательней: вы радуетесь не реальным победам и приобретениям, а открывающимся в такие минуты привлекательным видам на будущее. И расстраиваетесь не проигрышам и потерям, а мрачным предчувствиям грядущего ухудшения ситуации.

Так живут не настоящей, а предполагаемой жизнью. Видимо текущий миг, хоть и остается единственной реальностью, — слишком краток, чтобы принимать его всерьез. А вот будущее кажется обширным… пока ум фокусируется на опасениях и надеждах. Иного будущего для нас нет.

Зачем избавляться от желаний

Желания — это присвоение несуществующего: ум в воображении снимает кино о затмевающем реалии будущем, и принимает его за гарантированный сценарий жизни. Распаленные навязчивые желания — это и есть надежды.

Когда-то давно я вычитал, что Будда предлагал отключение желаний как средство излечения от всех проблем. И мне казалось — это какая-то запредельная фантастика для сказочных аскетов. Как так — взять и перестать желать? Нутро не подчиняется таким заклинаниям.

Но спустя годы я увидел, как желания отваливаются сами, когда обнажаешь их тщетность — беспочвенные расчеты заполучить желанное.

Желание излучает жар томления, пока рассчитываешь на его исполнение. Нет расчета — нет желания. Поэтому никто всерьез не мечтает о таких фантастических вещах, как: мир во всем мире, вечная молодость и здоровье, сверх-способности… Мечтают о том, на что рассчитывают.

От желания избавляешься, когда пронизывающе осознаешь его бессмысленность. То есть изначально в нем «смысл» маячит. Его еще называют «вторичной выгодой». Когда видишь, что «выгода» не оправдывается, мышление и поведение меняются спонтанно.

Маешься от желания? Осознай необоснованность расчета — и желание уйдет. Иногда осознание накрывает мгновенно, иногда требует ювелирного анализа или «медитации» о природе явления.

Примеры

Тщетно — рассчитывать на конкретное будущее — его может не случиться.
Тщетно — доказывать правоту — этот голод никогда не унять доказательствами.
Тщетно — скандалить, рассчитывая на согласие и понимание — конфликты ведут к разрушению.
Тщетно рассчитывать на справедливость — у жизни свои неведомые нам планы.
Тщетно — умничать и рисоваться — лишаешься реальной душевной близости.
Тщетно требовать любви — принуждения к ней вызывают противоположную реакцию неприязни.
Тщетно — рассчитывать на покровительство — страх потери опор не покинет.
Тщетно — рассчитывать на взаимность, если ее изначально нет.
Тщетно оберегать ребенка на каждом шагу. Реальность не станет его жалеть, но даст ему шанс повзрослеть.
Тщетно — сопротивляться правде — самообман покоя не даст.
Тщетно — принуждать себя к осознанности. Она, как и сон, естественна — нечто из глубин начинает спонтанно интересоваться настоящим.

А на что рассчитывать можно?

Представьте, как после трудового дня, изголодавшись, вы решаете наградить себя вкусным ужином, и обтекая слюнями, несете тарелку к экрану, чтобы оттянуться за просмотром сериала. Насколько полно вы принимаете в этот миг настоящее? Ведь вы — само ожидание наступающего отрезка комнатного счастья.

Нутро настраивается на единственный вариант реальности в счастливом ублажении ума и тела. А что если на полпути тарелка с едой перевернется на пол? Маленькая частная трагедия, а?

А ведь желанного и годами ждут. Масштабные цели — масштабный облом расчет. Насколько надежны такие расчеты? Контролируем ли мы будущее? Знаем его?

Мы знаем даты, можем предсказывать статистически вероятные последствия, дела и встречи в конкретные дни. Но какими они будут, по-настоящему не знаем никогда.

Не знаешь даже, о чем подумаешь через секунду. Что есть кроме этого мига? Череда мельтешащих, пугающих и обнадеживающих миражей в уме.

Но мы врем себе, потому что любим надеяться. Не берем в расчет такую реальную вероятность, что никакого будущего для нашего драгоценного «я» может не наступить вообще. Форс-мажоры, внезапные неотложные дела, рояли в кустах и прочие спонтанности жизни — их в расчет включать не спешат.

Десять лет назад одна моя родственница неожиданно покинула тело в 30-летнем возрасте. У нее заболела голова, а через два часа ее не стало. Никто не ожидал.

Надежда — это воображаемое владение чем-то якобы реальным. Хрупкая фантазия, на которую делают ставку размером с жизнь.

Контрольные вопросы: «Чего я себе присвоил(а)? За что трясусь?».

Как приходят к осознанности

Могу ли я владеть человеком? Могу ли гарантировано проводить с ним время, когда захочу? Владею ли «собственным» телом? Гарантировано ли успешное будущее?

Никогда.

Это непростая истина. Для ума, привыкшего владеть она тревожна, потому что сжигает его эфемерные богатства. Через боль разочарования в иллюзиях приходят к осознанности.

Когда кажется, что хочешь осознанности, на деле снова пытаешься овладеть миражом, каким-то иным воображаемым состоянием. Осознанность — это вкушение того, что есть уже, каким бы оно ни было.

Реальной осознанности не хочется — ее можно только благодарно принимать — она раскрывающаяся правда. А желание осознанности — жвачка для ума, смакование «обгоняющего» реальность образа себя «лучшего», осознающего. И очередная надежда.

Осознанность вскрывает неприятие настоящего: приближаешься к нему вплотную, видишь, как этот протест против реальности требует удовлетворения. Но ты уже знаешь, что насыщать его тщетно — можно бегать от себя годами. Поэтому больше не дергаешься, не спешишь, а продолжаешь смотреть.

Становится тяжелей. Эго словно тошнит. Но если не сбегаешь, тогда блок голодного «я» пронизывает насквозь жизненной энергией. И все проходит. С потерей очередного иллюзорного владения уходят и переживания о нем. Никакого оргазмического насыщения. Просто покой и ясность.

Разочарование в иллюзорном отрезвляет и возвращает к настоящему. Все будет отпущено. Возможно, что-то останется. Мы никогда не знаем, как сложится. Будет, как Бог даст.

Автор: Игорь Саторин

ПОДЕЛИТЬСЯ