Риск не повзрослеть: незрелая личность всегда будет самоутверждаться за счет других

Незрелые люди пытаются владеть другими людьми, сделать их своим продолжением. И не осознают этого. Как ребенок хочет, чтобы мама была его продолжением и концентрировалась только на нем: кормила, гуляла, развлекала. Для малыша это нормально. Но многие взрослые люди воспринимают весь мир — как материнскую фигуру, от которой ждут заботы, пишет в своей статье гештальт-терапевт Елена Митина.

В гештальт-терапии такой процесс называется слияние (или конфлюэнция): человек не способен сам идти к осознаванию и удовлетворению себя, искать ресурсы, он все время ждет, что кто-то о нем позаботится. И это ожидание часто бессознательное совсем. Внутри философия: мне должны гарантии, меня должны любить, потому что я так хочу.

Вот это «потому что я так хочу» сидит в голове и продуцирует удивление, злость, возмущение, ярость, обиду. Маленький ребенок, когда голоден, бьет ложкой по столу и кричит. Ведь он хочет — мама должна!

Во взрослом мире нет мам и пап. Есть только взрослые люди, со своими внутренними мирами, со своими интересами, которые всегда первичны по отношению к чужим. То есть никто не будет удовлетворять чужие потребности в ущерб своим. Только в случае созависимых отношений, где за это будет ожидаться большая оплата — свободой другого человека.

Когда я прошу клиентов посмотреть на другого человека как на отдельного субъекта, а не свое продолжение, увидеть его интересы, его волю, его желания, не зависящие от влияния партнера, то практически все отвечают «я чувствую себя одиноким». И вот это главная проблема.

Инфантильные люди не могут чувствовать себя счастливыми, воспринимая себя абсолютно отдельно от других, а других — абсолютно отдельно от себя. Ведь в этот момент они утрачивают свое привычное и сладостное слияние.

Вечное ожидание «мамы»

Почему же человек без слияния чувствует себя одиноким? Потому что не научился жить сам, не сепарировался от своих родителей психологически, не может опираться на себя и быть для себя главным.

Вот что говорил основатель гештальт-подхода Фриц Перлз о зрелости: «Зрелость — это переход от ожидания внешней поддержки к обретению внутренней».

А еще всем известный и такой уже набивший оскомину вопрос: «Ну и что мне делать?». Такой человек правда думает, что кто-то будет брать ответственность за его жизнь и говорить, что делать? А он, может, еще с умным видом будет решать, подходит ли совет или нет, спорить, если считает его неподходящим или неидеальным.

Вот самое, что ни на есть, проявление детского эгоцентризма. «Эй, давайте, танцуйте тут надо мной, а я буду еще претензии предъявлять, что не так танцуете».

Люди, которые спрашивают «что мне делать?» — глубоко инфантильные. Они верят, что кто-то знает идеальное решение. Что оно где-то есть. И даже если кто-то, к примеру, психотерапевт высказывает свое мнение на этот счет, такой клиент найдет это мнение недостаточно идеальным. Ведь должно быть волшебное решение, которое исправит все в один миг! А то, что предлагается, всегда будет не таким, всегда будет указывать на то, что нужно работать и прилагать усилия. Нет, так инфантильному не подходит. Он хочет даром и сразу.

Если личность незрелая, ее будет всегда тянуть самоутверждаться за счет других, возвышаться, протестовать, обесценивать или оценивать свысока. Ведь такой человек не является целостным внутри. У него нет своей позиции и мнения. Есть лишь что-то вопреки чему-то.

Как стать по-настоящему взрослым

Многие люди не могут быть психологически взрослыми и зрелыми, хотя физически им уже давно пора, потому, что бессознательно «гоняются» за своим детством. В любых отношениях, даже с государством или родственниками, тем более — с партнером, если он есть. Везде они хотят отыскать свое детство и пережить его по-другому.

Возможно, в своем детстве их сильно рано заставляли быть взрослыми и решать те задачи, которые были не по возрасту. И такие люди научились их решать, даже быть родителями для своих родителей. А теперь они хотят воздаяния, компенсации. Вернуться туда и быть ребенком — беззаботно играющимся в манеже, когда мама занимается им, следит, чтобы все было хорошо, а он, ребеночек, просто чувствует себя в безопасности. Мама рядом, она рада ему, рада любому — удобному и не очень, она не беспомощная, и не в депрессии, и не злая. Добрая хорошая мама.

Горькая правда в том, что более-менее приближенно это все можно пережить лишь в клиент-терапевтических отношениях, и ключевое слово — приближенно. Терапевт побудет вам «хорошей мамой» ненадолго. Чтобы опыт безусловного принятия и безопасности запечатлелся в вашей душе. Но. Это будет все равно не так и недостаточно. Ведь так и достаточно — должно было быть там и тогда. А прошлое уже не вернешь.

И в какой-то момент терапии многие осознают, что перекроить свое прошлое, сделать его лучше, чем оно было, невозможно. А возможно только одно — повзрослеть. То есть принять так, как было, и перестать ожидать компенсации. Все. И сделать это не только рационально, головой, а переживая сердцем. И всю печаль с этим связанную, и грусть.

И только тогда возможно все-таки отделить себя от других, перестать ожидать от них заботы, перестать делегировать им ответственность за свою жизнь. Только я и я отвечаю, будет ли мне хорошо сегодня или нет. Буду ли я сыт, буду ли я доволен. У меня есть все — интеллект, эмоциональная и физическая развитость для того, чтобы сделать себе хорошо. Покормить, успокоить, развлечь. Заботиться о себе, сохраняя полностью внимание к своей жизни и ответственность за нее.

Сопротивление взрослению

Мы сталкиваемся с сопротивлением взрослеть, потому что взрослая жизнь, со всеми ее свободами, сильно отличается от детской. Нужно всегда быть себе хозяином. Нужно быть себе хорошей «внутренней мамой» и доброжелательным, но строгим, «внутренним папой». Именно таких «внутренних родителей» необходимо все время взращивать и выращивать. И если внутренние родительские фигуры недостаточно устойчивы, где-то недостаточно ласковы, а где-то — наоборот — недостаточно строги, человек будет переживать ту или иную степень стресса, беспомощности, ожидать внешней поддержки, будет чувствовать себя обиженным, а весь мир — несправедливым.

И вот это переживание — когда я решаю, что мир несправедлив ко мне, и чувствую обиду и бессилие — и есть главное сопротивление. В таком состоянии невозможно продвигаться и взрослеть, искать выходы.

И хорошо, если я немного полежал и поплакал, а потом сказал себе: «слушай, а давай что-то поменяем, что-то сделаем. Да, сегодня была неудача, но возможно, я смогу научиться организовывать свою жизнь как-то иначе». Возможно, мне нужен наставник, психотерапевт, который поможет взять себя в руки, обратит мое внимание туда, куда я не хочу его обращать, поможет пережить боль, с которой я не хочу встречаться. И потом я пойду сам, на своих ногах. И буду чувствовать себя независимо, буду сам справляться со стрессом. И буду за это уважать себя и гордиться собою. Ведь я — взрослый.

Источник: more.club

ПОДЕЛИТЬСЯ